ФОРМЫ ДОКУМЕНТОВ
БЕСПЛАТНЫЙ
ЗВОНОК
Оставьте нам заявку,
и мы перезвоним Вам
в ближайшее время.

АРХИВ

«Субсидиарка», банковская гарантия и главный спор года: эксперты обсудили судебную практику 2017

На конференции «Право.ru» эксперты обсудили самые громкие судебные споры уходящего года. Представитель ФАС озвучила решения по тем делам, которые особенно важны для антимонопольной сферы. Больше всего времени участники мероприятия отвели для обсуждения тем в рамках процедуры банкротства: от субсидиарной ответственности до участия аффилированных лиц в этом процессе и квалификации внутрикорпоративных займов для реестра кредиторов. Эксперты не обошли стороной и обсуждение, пожалуй, самого громкого дела прошлого года — разбирательства «Роснефти» против АФК «Сиситема».

Прецедентные дела с участием ФАС

В начале конференции эксперты обсуждали самые интересные антимонопольные споры 2017 года. Об этих делах рассказывала Юлия Абакумова, начальник отдела судебной работы Правового управления ФАС России. Она отметила, что в прошедшие 12 месяцев их ведомство участвовало в более 2000 судебных заседаний. Подробнее докладчик остановилась на нескольких разбирательствах. 

Первое дело касалось рынка лифтовых компаний в Башкирии. Еще в 2016 году Министерство жилищно-коммунального хозяйства Башкортостана провело совещание, на которое пригласило управляющие компании, Башкирскую лифтовую компанию (БЛК) и ООО «Уфа Лифт Плюс». На этом мероприятии чиновники заявили, что все обслуживание лифтов в Уфе нужно передать обществу «БЛК», а «Уфа Лифт Плюс» должна прекратить свою деятельность. После такой встречи управляющие компании направили в адрес «Уфа Лифт Плюс» письма о расторжении соглашений между ними. Республиканское УФАС установило, что в этой ситуации местные власти вмешались в конкурентную среду на рынке обслуживания лифтов Уфы. «БЛК» не согласилась с таким выводом ведомства и обжаловала его в Президиум ФАС. Этот спор оказался первым, который попал на рассмотрение такого органа. Однако президиум ведомства отказал «БЛК», оставив в силе решение территориального УФАС. Обоснованность такого вывода уже в 2017 году окончательно подтвердили и суды. 

Абакумова рассказала и о еще одном важном деле, в котором ФАС отстояла в суде решение снизить тарифы на воду для жителей Воронежа на 14,2%. В этом деле антимонопольщики выявили, что местный водоканал («РВК-Воронеж») включил в тарифы необоснованные расходы на сумму 241 млн руб. ФАС предписала «РВК-Воронеж» исключить эту сумму из своих ставок. Суды согласились с позицией антимонопольного ведомства.  

Роль уголовного дела в арбитражном процессе

Рустам Курмаев, управляющий партнер АБ «Рустам Курмаев и партнеры», на примере конкретного дела, которое ведет их фирма, говорил про особенности доказывания корпоративного контроля над обществом. Речь идет о споре, в котором «Ростовский электрометаллургический завод» (РЭМЗ) и его учредитель – частная компания Atrix B.V (Нидерланды) – пытаются получить 12,7 млрд руб. с предприятия «Мечел» и его подразделений. 18 июля 2017 года первая инстанция – Арбитражный суд Ростовской области – удовлетворила иск компании экс-депутата Госдумы Вадима Варшавского Atrix B.V о взыскании с ПАО «Мечел», ООО «Управляющая компания “Мечел-Майнинг”», ООО «Управляющая компания “Мечел-Сталь”», ООО «Нк-Инвест» и экс-руководителя РЭМЗ Геннадия Сомова убытков, причиненных предприятию с 2009 по 2013 годы. Осенью прошлого года 15-й ААС оставил в силе акт первой инстанции. Варшавский заявлял, что группа «Мечел» управляла в указанный период РЭМЗ и от лица завода заключала договоры купли-продажи по невыгодным для РЭМЗ ценам. Продукцию завода продавали дешево, а сырье у структур «Мечела» якобы покупали по завышенной стоимости. 

«Мечел» обвинение не признал и настаивал на том, что все сделки в рамках сотрудничества с предприятием проводились исключительно на рыночных условиях. Также компания опровергла то, что РЭМЗ передавался под управление ответчика. В итоге первая кассация отменила акты нижестоящих инстанций и отправила дело на новое рассмотрение. 


В подобных разбирательствах важна процессуальная составляющая спора – где он рассматривается. Если в московских судах можно рассчитывать на правильное рассмотрение, то на Северном Кавказе приходится сталкиваться со «смелой судебной практикой». Он отметил и другую особенность в таких делах. Все чаще стороны используют уголовный механизм. Ведь уголовное дело сейчас – самый удобный инструмент для сбора доказательств, запугивания и проведения экспертиз. С его помощью можно даже восстановить и срок исковой давности: якобы лицо узнало о нарушении права только после приговора по уголовному делу. 

Рустам Курмаев, управляющий партнер АБ «Рустам Курмаев и партнеры»


Банковская гарантия и досрочное расторжение арендного договора

Эксперты поговорили и о спорах, в которых фигурирует институт банковской гарантии. Юлия Карпова из «Инфралекс» рассказала о делах, где «Банклифф Инвестментс Корп» и «Бизнесс Аксесс Лимитед» взыскивали с ПАО «Балтинвестбанк» задолженности по банковским гарантиям. А кредитная организация в ответ попросила суды признать недействительными эти гарантии. В этих разбирательствах кассации, отправляя дела на новые рассмотрения, указывали о необходимости оценить ряд доводов банка: отсутствие соглашения о выдаче гарантии между принципалом и гарантом (банком); непоступление оплаты за выдачу гарантии; неисполнение бенефициаром основного обязательства. Таким образом, в перечисленных спорах фактически разрешается вопрос о том, насколько независимой является банковская гарантия. Из итоговых решений по этим делам можно будет сделать вывод о надежности обсуждаемого способа обеспечения исполнения обязательств, уверена эксперт. 

Елена Латынова, старший партнер ЮГ KDS Legal, подробно разобрала сразу несколько значимых дел уходящего года. Среди них спор «Икс 5 Недвижимость», которая решила досрочно расторгнуть договор аренды помещения под гипермаркет с владельцем здания – «Уфимским хлопчатобумажным комбинатом». Из-за такого решения, согласно договору, арендатору пришлось бы потерять 43 млн руб. арендной платы за 11 лет, выплаченных авансом. «Икс 5 Недвижимость» обжаловала эту сумму в суде. Истец заявил, что комбинату будет достаточно 7,6 млн руб. по двукратной учетной ставке ЦБ, а остальное надо вернуть. 

Суд первой инстанции решил, что эта сумма является неустойкой, поэтому может быть уменьшена по 333 ГК РФ. 18-й ААС не согласился с мнением о неустойке, т. к. нарушения договора не было, и трактовал спорную сумму как компенсацию за расторжение отношений, которая должна быть справедливой. Арбитражный суд Уральского округа полностью отклонил требования ретейлера, сославшись на свободу договора, учитывая, что «Икс 5 Недвижимость» – крупный бизнесмен и должен был осознавать последствия заключения такого договора. Дело дошло до Верховного суда, который отправил спор на новое рассмотрение. ВС сослался на  то, что при одностороннем отказе от договора нужно соблюдать принцип добросовестности (ст. 10 ГК): никто не вправе извлекать необоснованной выгоды от одностороннего отказа от договора и не важно, являлась ли сторона договора слабой при его заключении (см. «Верховный суд разрешил проверять договоры аренды на справедливость»).


Несмотря на это значимое постановление ВС, суды рассматривают дела как с применением рекомендаций ВАС о свободе договора, так и опираясь на положения о нарушении обязательств. Однако правильнее считать сумму возмещения за односторонний отказ от соглашения – компенсацией, обоснованность которой надо сопоставлять с убытками арендодателя от простоя помещения.  

Елена Латынова, старший партнер ЮГ KDS Legal


Переквалификация займов и проблемы в банкротстве

Раиса Алексахина, партнер PwC Legal, говорила о другой актуальной теме последних лет. Речь идет про оспаривание налоговых претензий, которые связаны с тем, что инспекция переквалифицирует заемные обязательства налогоплательщиков перед взаимозависимыми лицами в инвестиционные отношения. Это ведет к отказу налоговиков учитывать в расходах компании сопутствующие проценты и курсовые разницы. В подобных ситуациях налоговики нацелены доказать то, что стороны договора займа не пытались его исполнить, подчеркнула докладчик. И в таких случаях инспекция приходит к выводу, что участники соглашений заключали их не для достижения деловых целей и все операции по таким сделкам совершенно не обусловлены разумными экономическими или иными причинами. Алексахина рассказала, что такая позиция налоговых органов нашла отражение в Письме ФНС России от 30 июня 2017 года № СА-4-7/12702@. Этот документ рекомендует выяснять, является ли заемное обязательство реальным или же представляет собой вклад в акционерный капитал. 

На еще одном негативном моменте для бизнеса в судебной практике акцентировала внимание Алина Пальцева, глава практики сопровождения банкротств Alliance Legal CG. Она отметила, что суды активно опираются на принцип соразмерности реституционного требования общих величин реестра требований кредиторов. Это касается споров о признании сделок недействительными, безотносительно к обстоятельствам конкретного дела. Такая ситуация, по словам эксперта, предоставляет возможность недобросовестным контрагентам обогатиться за счет должника, который теряет возможность восстановить свою платежеспособность. Она подчеркнула, что это прямо противоречит основным принципам и началам как гражданского права, так и законодательства о банкротстве. 

«Субсидиарка» и иностранный элемент

Рустем Мифтахутдинов, доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права МГЮА, рассказал, для чего задумывалось появление субсидиарной ответственности в России. По его словам, новый институт был необходим, так как с руководителей компании плохо получалось взыскивать убытки. Однако возникла другая проблема. Процент исполнения решений по субсидиарной ответственности в первые годы составлял 0,25%. Выносить решения о взыскании мы научились, а исполнять – нет, подчеркнул эксперт. Мифтахутдинов рассказал, что контролирующие лица стали защищаться от такой ответственности несколькими путями: от назначения номинальных директоров или акционеров до проведения контролируемых банкротств. Но последние реформы механизма субсидиарной ответственности должны исправить перечисленные трудности. В частности, законодатель расширил круг контролирующих лиц, прописав их с конкретными примерами, – в ст. 61.10 закона о банкротстве. 

Спорные вопросы банкротства продолжил объяснять партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Кислов. Он сосредоточился на теме внутрикорпоративных займов, которые фигурируют у несостоятельного должника. Эксперт указал на позицию ВС, который отметил, что законодательство не относит сами по себе корпоративные долги к особым «пониженным очередям» в реестре. Хорошо ли, что это не предусмотрено законом? – задался вопросом докладчик. В таких ситуациях обычно существует группа лиц, которая создается аффилированным лицом либо для удобства ведения бизнеса и имеет одну цель, либо для защиты и управления активами, объяснил эксперт. При этом первое с очевидностью говорит о необходимости относиться к группе как к единому лицу, что заставляет поверить в обоснованность законодательной инициативы по понижению таких требований, считает докладчик. Второй случай – это намеренные действия по недопущению возможности потери активов, в том числе и на случай банкротства. И в этом случае нет оснований не говорить о законодательном понижении требований внутригруппового долга. 


Cледует помнить и о том, что предпринимательская деятельность, хотя и ведется на свой страх и риск, но если производится через хозяйственные общества, то ответственность за неё ограничена

Сергей Кислов, партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» 

 


Елена Кузнецова, старший юрист «КЛИФФ», опираясь на свою практику, отметила особенности ведения дел, в которых присутствует иностранный элемент. В 2016–2017 докладчик представляла в суде интересы крупного поставщика мясной продукции из Мексики. Дела попали к ней на стадии апелляции, а предметом спора стали дополнительные соглашения к действующим контрактам. Суд первой инстанции признал эти соглашения недействительными и применил последствия их недействительности. 


В этих разбирательствах интересна не только фактура, но и процессуальная часть. По вине истца суд ненадлежащим образом уведомил иностранную компанию, что привело к отмене судебного акта по безусловным основаниям. Наличие иностранного элемента усложняло процесс. Однако для разрешения таких ситуаций стоит обратиться к тем разъяснениям, которые дал Верховный суд летом 2017 года. Кроме того, достаточно позитивно выглядит статистика ВС для иностранных инвесторов – заграничные компании выигрывают в России 60% дел.  

Елена Кузнецова, старший юрист «КЛИФФ»


О главном деле 2017 года

В последней секции мероприятия собравшиеся обсуждали, пожалуй, самый громкий спор прошлого года – «Роснефть» vs АФК «Система». Максим Степанчук из КА «Делькредере», которая представляла интересы ответчика в этом деле, рассказал участникам конференции основную хронику этого разбирательства. Нефтяная компания потребовала с «Системы» беспрецедентную сумму в 170,6 млрд руб. Это убытки, которые причинила компания, когда проводила реорганизацию «Башнефти». Эксперт напомнил про 11 заседаний, которые провела судья Арбитражного суда Республики Башкортостан Ирина Нурисламова в течение нескольких месяцев. Она рассмотрела 34 ходатайства, отклонила три отвода и в итоге приняла решение в пользу истца, обязав «Систему» выплатить «Роснефти» 136 млрд руб.

АФК обжаловала это решение, а также подала встречный иск к «Роснефти» на 330 млрд руб., обвинив ее в разрушении корпоративной стоимости «Системы». В итоге многомиллиардный спор и все разногласия между компаниями разрешились мировым соглашением. Компании договорились, что «Система» выплатит 80 млрд руб., а еще 20 млрд руб. ее «дочка» – «Система-Инвест». В итоге «Роснефть» получит 100 млрд руб. Суд утвердил соглашение на таких условиях. 

На конференции эксперты в первую очередь уделили внимание судебным актам первой инстанции и апелляции. Эксперты обсудили, можно ли применить к спорным отношениям п. 3 ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах», который закрепляет, что акционеры дочернего общества могут требовать возмещения с материнской компании убытки, которые та по своей вине нанесла «дочке». Управляющий партнер БПП «Фрейтак и Сыновья» Николай Фрейтак уверен, что такая норма в этом деле не должна применяться. Ведь миноритарии в лице государства голосовали за реорганизацию, которая проходила в «Башнефти». 

Партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Олег Колотилов разобрал вопрос исковой давности в обсуждаемом споре. По его мнению, в разбирательстве «Роснефти» против АФК «Система» были все основания для отказа в иске по причине пропуска исковой давности. Ведь новый акционер «Башнефти» являлся правопреемником старого акционера. А сама реорганизация этого предприятия завершилась еще в апреле 2014 года. Фрейтак добавил, что ключевым моментом для определения начала течения срока исковой давности стало применение судом п. 3 ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах». При ссылке на эту норму будет логично отсчитывать возможность подать иск с декабря 2014 года, когда государству перешли акции «Башнефти», отметил Фрейтак. 

Эксперт обратил внимание и на вопрос злоупотребления правом в обсуждаемом деле. По его мнению, ст. 10 ГК в этом споре не применима. Ведь истец настаивал на нарушении конкретной нормы со стороны ответчика – п. 3 ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах», подытожил Фрейтак.  А коммерческий директор «Право.ru» Алексей Отраднов анонсировал запуск рейтинга литигаторов, который опубликовали впервые летом прошлого года. 

Источник: pravo.ru